artur_murza-han (artur_murzahan) wrote,
artur_murza-han
artur_murzahan

Создание оперативных групп

Пишу дипломную – «Создание оперативных групп на Байкале» и за одно буду делиться мыслями, исследованиями. При создании оперативной группы «Баргузин» изучался и использовался опыт многих успешных и схожих подразделений. Это результат коллективного труда всех коллег Заповедной системы. В Прибайкальском национальном парке оперативная группа была сформирована из боевых офицеров СОБР соответственно и упор делался на военную стратегию и тактику при ведении антибраконьерских мероприятий. Результаты не заставили долго ждать.


Фото Игорь Шпиленок

Затем знакомство с легендарной группой с Кроноцкого заповедника, о силе и выносливости коих ходили легенды. После, изучение опыта антибраконьерской группы «Ирбис», созданного при поддержке WWF и многих других схожих подразделений.



Неизгладимое впечатление оставил один интересный документ - "МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ТАКТИКЕ ВЫЯВЛЕНИЯ И ЗАДЕРЖАНИЯ НАРУШИТЕЛЕЙ ЗАПОВЕДНОГО РЕЖИМА".(Минприроды России 10 октября 1993 г.) Коллеги, рекомендую http://textarchive.ru/c-1363345-p48.html Вначале подумал, что писал военнспец, но в последствии выяснил - В.Б.Степаницкий. В методичке описаны формы и методы работы по борьбе с нарушениями заповедного режима и природоохранного законодательства. Требования к составу и оснащению патрульных бригад. Работа групп в угодьях, тактика.



Интересен опыт «Скаутов Селуса» — спецподразделение вооружённых сил Родезии, созданное в 1973 году и получившее своё название в честь британского путешественника Фредерика Кортни Селуса. Состояло из военных следопытов и активно действовало в контрпартизанских боевых действиях во время войны в Южной Родезии. Как на службу армии поставили «очень результативную систему выслеживания и нейтрализации вооруженных до зубов жестоких браконьеров, истреблявших слонов и носорогов в огромных родезийских национальных парках», а позже наоборот, военные спецы обучали местное население борьбе с браконьерами. Некоторые приемы подготовки государственных инспекторов оперативной группы «Баргузин» были заимствованы у «Скаутов Селуса»



Информация с интернет источников. «Скауты Селуса».

«Патрулирование — важная форма тактических действий войск, однако в бескрайнем буше Юго-Восточной Афри¬ки оно являлось, по большому счету, бесполезным и очень неэффективным методом поиска, преследования и унич-тожения противника. Если не везло либо не хватало качественной и своевремен-но поступившей развединформации, то, как правило, у правительственных сил не было и контакта с неприятелем, особенно если ему по тем или иным причинам оказывало поддержку местное население. Родезийские военнослужащие и полицейские: как белые, так и чернокожие, неизмеримо превосходили повстанцев по всем параметрам. Воевать с ними было нетрудно, но только в том случае, если их удавалось втянуть в драку! Найти постоянно ускользающего и уклоняющегося от боя противника — вот что являлось самым трудным и самым важным делом для военных, и именно в этом заключена основная причина появления на свет подразделения боевых следопытов (ПБЛ).

В 1965-м, в год провозглашения независимости Родезии, армейское командование в Солсбери (ныне г. Хараре), предвидя скорое и неизбежное начало гражданской войны, решило заранее заняться решением связанной с этим обстоятельством фундаментальной проблемы охвата обширной территории и контроля над нею немногочисленными вооруженны¬ми силами в неблагоприятных климатических условиях тропической саванны, где жара порой превышает 45 градусов по Цельсию в тени. В ходе подготовки к войне началось, между прочим, и претворение в жизнь теоретического плана, тщательно разработанного бывшим охотником и егерем (рейнджером) Алланом Сэйвори, который, уйдя в отставку, стал известным в стране экологом. Долгие годы проведя в саванне и зная ее как свои пять пальцев, он несколькими годами ранее разработал очень результативную систему выслеживания и нейтрализации (в крайнем случае — уничтожения) вооруженных до зубов жестоких браконьеров, истреблявших слонов и носорогов в огромных родезийских заповедниках, причем самолично участвовал в ее претворении в жизнь «в полевых условиях».

Справка: Любопытно, что основатель британской САС прославленный полковник Дэвид Стирлинг в конце 1980-х годов тесно сотрудничал с частной охранной фирмой «КАС Энтерпрайзис Лимитед», которая вербовала бывших оперативников САС и прочих военных профессионалов в отставке для пресечения деятельности охотников за слоновой костью и подобных им бандитов на полыхавшем в огне войны Юго-Востоке Анголы.

И вот теперь Сэйвори предлагал проэкспериментировать с обученными и подготовленными к войне следопытами, которые должны были быстро реагировать на любой инцидент, связанный с действиями уже не браконьеров, а террористов, либо как минимум на их явное присутс¬твие в определенной местности.



Все мы неоднократно читали об искусных следопытах из разных стран мира. Русские казаки, сибирские таежники, американские индейцы не только ловко выслеживали добычу на охоте, но и постоянно воевали, а также помогали правительственным службам безопасности поддерживать законность и порядок. В австралийской полиции, например, с XIX века и до сих пор служат следопыты-аборигены, а британцы активно использовали следопытов из принадлежащего к даякской этнической группе племени ибан во время войны против террористов в Малайе (1947—1962 гг.).

В данном же случае именно Сэйвори принадлежит огромная заслуга в том, что родезийцы сумели трансформировать искусство африканских следопытов и охотников в вид военной науки и уничтожили на основе своих строго научных разработок множество боевиков, совершенно не подозревавших о том, что следы в буше их обутых в кубинские или китайские армейские башмаки ног являются прекрасной путеводной нитью для беспощадных и хладнокровных охотников на двуногую дичь. Сэйвори был всегда убежден в том, что хороший солдат, твердо освоивший навыки тактического маневра в бою, действий в засаде и в составе патруля, является превосходным человеческим материалом для превращения его еще и в квалифицированного следопыта - путем усиленной и очень специфической подготовки.



Назначенный правительством руководить курсами по подготовке военных следопытов на основе опыта африканских охотников и проводников, Сэйвори отобрал курсантов для испытательной группы (всего 8 человек) из рядов родезийской САС: он считал, что именно коммандос в наибольшей степени обладают необходимым потенциалом, чтобы твердо усвоить его уроки жизни в саванне и джунглях. Все вместе они отправились в долину Сабье (близ границы с Мозамбиком), где разместились в заранее оборудованном лагере. По обязательному условию их строгого наставника жизнь курсантов была абсолютно спартанской. Сэйвори, не теряя ни дня впустую, подверг десантников тяжелым и суровым испытаниям, чтобы они полностью соответствовали разработанным им лично высоким стандартам. Восемь недель кряду он не давал снецназовцам передышки и муштровал их в полевых условиях, уча всему, что узнал за долгие годы опасных странствий по бушу, горам и джунглям Юго-Восточной Африки. Затем последовали две недели относительного отдыха в близлежащем городке, и — вновь восемь недель изнурительных тренировок в буше. Сэйвори выпустил первую группу курсантов, совершенно уверенный в том, что «вылепил» из них действительно классных специалистов-следопытов, столь нужных Родезии для грядущей войны. И сделал он это как нельзя вовремя.

Война грянула 28 апреля 1966 года. В этот день в Родезию из Замбии было заброшено 70 боевиков, разбитых на три группы. Один отряд, состоявший из боевиков Африканской национально-освободительной армии Зимбабве (вооруженное крыло ЗАНУ) и Африканского национального конгресса ЮАР, вступил в бой с подразделением британской южно-африканской полиции (БЮАП — так со времен колонизации и до 1980 г. называлась полиция Родезии), поддержанным местными резервистами-полицейскими и вертолетами ВВС Родезии, в местечке Синойя, что находится в национальном парке Уонки (северо-запад страны). Боевики были хорошо вооружены, обучены квалифицированными специалистами по ведению революционной партизанской войны в особых лагерях в Китае и к тому же подкованы идеологически. Столкновение при Синойе завершилось полным разгромом банды мятежников (семеро из них уничтожены, 33 схвачены, при этом с родезийской стороны никто не погиб, только несколько человек получили серьезные ранения). Тем не менее в этот знаменательный день родезийцы допустили ряд грубых просчетов, и в бою они действовали на удивление бестолково. В Солсбери быстро извлекли уроки из случившегося. Так, стало очевидно, что, во-первых, приоритет в войне с повстанцами должен быть отдан не БЮАП, а армии (официально называвшейся «Силы безопасности Родезии»), ибо, как ни крути, но полицейский все-таки не солдат; а во-вторых, что войскам жизненно необходимо иметь штатных специалистов, обученных выслеживать боевиков, точно определять местонахождение партизанских отрядов и т.п. Итак, командование решило организовать в рядах сухопутных войск подразделение боевых следопытов, придав ему постоянный характер.

Сэйвори, разумеется, был тут как тут. Не желая ссориться с командирами тех или иных армейских частей, которые стали всерьез опасаться, как бы знаменитый рейнджер не переманил к себе их лучших ребят, он начал комплектовать личный состав ПБС из людей штатских, имевших тем не менее подходящий для службы в данном спецотряде жизненный и профессиональный опыт. Так как Сэйвори несколько лет проработал в родезийском охотничьем департаменте, то неудивительно, что обратился он прежде всего к своим бывшим коллегам, предложив им переходить на военную службу. За несколько месяцев из десятков кандидатов он отобрал 12 превосходных знатоков африканского буша, которые заодно являлись меткими стрелками и имели за плечами стаж службы в армии или полиции. Так появилось на свет подразделение боевых следопытов сил безопасности Родезии. Первоначальная методика, по которой в 1965 г. прошли обучение восемь десантников из САС, была значительно усовершенствована благодаря богатейшему опыту выживания в условиях дикой природы Южной Африки, привнесенному в ПБС первой дюжиной его бойцов. Сама программа тренировок и занятий стала, несомненно, более суровой, жестокой, изощренной и целенаправленной. Прежде всего было освоено упражнение по выслеживанию друг друга: один солдат шел по следу сослуживца, потом они менялись ролями, расстояние же поиска постоянно увеличивалось.



Много времени уделялось походам по джунглям, при этом дополнительно велись занятия по инстинктивной стрельбе и по правильному применению в случае необходимости условных и безусловных рефлексов. Особый упор делался на обучение бесшумному передвижению по лесу, саванне и бушу. В качестве средства связи бойцы использовали только сигналы рукой. Еще они научились ловко применять специальные свистки собаководов: ими свистели таким образом, что издаваемый тихий звук очень походил на жужжание одного местного жука, и то, что это свистит человек, было понятно толь¬ко «своему», а «чужой» проходил мимо, ничего особенного не замечая. Как только каждый боец ПБС прочно закреплял навыки действий следопыта в индивидуальном порядке, Сэйвори переходил к следующей стадии обучения — коллективной работе. Для этого образовывались три группы, каждая — в составе четырех человек: контролер, основной, правофланговый и левофланговый следопыты. Отправляясь на задание, три следопыта группировались в виде латинской буквы V: левофланговый и правофланговый располагались немного впереди и сбоку, подстраховывая и прикрывая в случае необходимости основного, который, собственно говоря, и шел по следу, сконцентрировав на нем все свое внимание. Контролер находился позади своих товарищей, и в его задачу входило координировать действия членов группы и контролировать их передвижение. Все бойцы ПБС обучались работать во всех четырех ролях. Кроме того, дабы избежать рутины и привыкания к стилю, манерам и характеру одних и тех же сослуживцев, состав каждой группы подвергался периодическим ротациям. Одно из самых эффективных и полезных упражнений состояло в том, что группа «беглецов» совершала весьма длительный переход по бушу и, вооруженная рогатками, устраивала засаду на группу «преследователей» (с аналогичным вооружением), шедшую за ней по следу. Выполняя данное задание, бойцы, с одной стороны, учились определять вероятные места засад противника, а с другой — сами правильно устраивать засады и умело маскироваться.

Справка: Некоторые методики подготовки государственных инспекторов заимствованные у "Скаутов Селуса", как показала практика работают прекрасно.



Болезненные же синяки от попаданий камней из рогаток прекрасно отучали их от малейшей беспечности при выполнении боевого задания. С каждой неделей расстояние поиска увеличивалось все больше и больше, в конце концов курсанты, приобретшие столь необходимую для своей службы выносливость мула, могли идти по следу несколько суток кряду, не испытывая особых затруднений и делая лишь краткие привалы. Предпоследним этапом программы стало обучение солдат способам скрывать и заметать свои следы, всячески запутывать противника, избегать обнаружения и надежно прятаться в буше.

Последним тактическим упражнени¬ем было соревнование между всеми тремя группами следопытов. Каждому бойцу (одетому, кстати, в обычную форму, состоявшую из шорт, рубахи, широкополой шляпы и армейских башмаков с высоким берцем) выдавался крайне скудный паек (четыре пакетика с чаем и чуть больше ста граммов рисовой крупы в мешочке; воду надо был найти самостоятельно). Каждой группе вручалось несколько топографических карт окружающей местности, на которых намечались примерные марш¬руты движения всех групп, причем так, чтобы они несколько раз пересекались. Общая продолжительность маневров составляла 7 суток, но на практике справлялись за меньший срок. По условию игры одна группа должна была найти и обезвредить две остальные; при этом если одной группе удавалось «уничтожить» («захватить в плен») соперников, то победители могли забрать у побежденных все что угодно. Поэтому следившие за ходом учений Сэйвори и важные чины из Солсбери пару раз стали свидетелями не совсем обычной для Африки картины, когда «бледнолицые братья» в совершенно голом виде, раздосадованные и расстроенные, брели по бушу, пытаясь отыскать хоть что-нибудь из своего обмундирования.



Кстати, во время этой последней фазы подготовки использовались уже не рогатки, а винтовки с боевыми патронами, дабы приучить курсантов к суровым реалиям настоящей войны. После окончания курса обучения первые 12 бойцов ПБС были переведены в активный резерв. Они разъехались по домам, вернулись на службу в охотничий департамент и стали терпеливо ждать, когда стране понадобятся их высокий профессионализм, отточенное мастерство и уникальные познания. Ждать им пришлось недолго. Впервые подразделение боевых следопытов приняло участие в операции по обезвреживанию террористов уже в 1967 году.

Р.S.Все больше убеждаюсь военная тактика и стратегия при подготовке оперативных групп имеет место быть. Именно на эти моменты и жалуются наши постоянные оппоненты и "пациенты". Значит, верной дорогой идем...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments