artur_murza-han (artur_murzahan) wrote,
artur_murza-han
artur_murzahan

Создание оперативных групп

Пишу дипломную – «Создание оперативных групп на Байкале» и за одно буду делиться мыслями, исследованиями. При создании оперативной группы «Баргузин» изучался и использовался опыт многих успешных и схожих подразделений. Это результат коллективного труда всех коллег Заповедной системы. В Прибайкальском национальном парке оперативная группа была сформирована из боевых офицеров СОБР соответственно и упор делался на военную стратегию и тактику при ведении антибраконьерских мероприятий. Результаты не заставили долго ждать.


Фото Игорь Шпиленок

Затем знакомство с легендарной группой с Кроноцкого заповедника, о силе и выносливости коих ходили легенды. После, изучение опыта антибраконьерской группы «Ирбис», созданного при поддержке WWF и многих других схожих подразделений.



Неизгладимое впечатление оставил один интересный документ - "МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ТАКТИКЕ ВЫЯВЛЕНИЯ И ЗАДЕРЖАНИЯ НАРУШИТЕЛЕЙ ЗАПОВЕДНОГО РЕЖИМА".(Минприроды России 10 октября 1993 г.) Коллеги, рекомендую http://textarchive.ru/c-1363345-p48.html Вначале подумал, что писал военнспец, но в последствии выяснил - В.Б.Степаницкий. В методичке описаны формы и методы работы по борьбе с нарушениями заповедного режима и природоохранного законодательства. Требования к составу и оснащению патрульных бригад. Работа групп в угодьях, тактика.



Интересен опыт «Скаутов Селуса» — спецподразделение вооружённых сил Родезии, созданное в 1973 году и получившее своё название в честь британского путешественника Фредерика Кортни Селуса. Состояло из военных следопытов и активно действовало в контрпартизанских боевых действиях во время войны в Южной Родезии. Как на службу армии поставили «очень результативную систему выслеживания и нейтрализации вооруженных до зубов жестоких браконьеров, истреблявших слонов и носорогов в огромных родезийских национальных парках», а позже наоборот, военные спецы обучали местное население борьбе с браконьерами. Некоторые приемы подготовки государственных инспекторов оперативной группы «Баргузин» были заимствованы у «Скаутов Селуса»



Информация с интернет источников. «Скауты Селуса».

«Патрулирование — важная форма тактических действий войск, однако в бескрайнем буше Юго-Восточной Афри¬ки оно являлось, по большому счету, бесполезным и очень неэффективным методом поиска, преследования и унич-тожения противника. Если не везло либо не хватало качественной и своевремен-но поступившей развединформации, то, как правило, у правительственных сил не было и контакта с неприятелем, особенно если ему по тем или иным причинам оказывало поддержку местное население. Родезийские военнослужащие и полицейские: как белые, так и чернокожие, неизмеримо превосходили повстанцев по всем параметрам. Воевать с ними было нетрудно, но только в том случае, если их удавалось втянуть в драку! Найти постоянно ускользающего и уклоняющегося от боя противника — вот что являлось самым трудным и самым важным делом для военных, и именно в этом заключена основная причина появления на свет подразделения боевых следопытов (ПБЛ).

В 1965-м, в год провозглашения независимости Родезии, армейское командование в Солсбери (ныне г. Хараре), предвидя скорое и неизбежное начало гражданской войны, решило заранее заняться решением связанной с этим обстоятельством фундаментальной проблемы охвата обширной территории и контроля над нею немногочисленными вооруженны¬ми силами в неблагоприятных климатических условиях тропической саванны, где жара порой превышает 45 градусов по Цельсию в тени. В ходе подготовки к войне началось, между прочим, и претворение в жизнь теоретического плана, тщательно разработанного бывшим охотником и егерем (рейнджером) Алланом Сэйвори, который, уйдя в отставку, стал известным в стране экологом. Долгие годы проведя в саванне и зная ее как свои пять пальцев, он несколькими годами ранее разработал очень результативную систему выслеживания и нейтрализации (в крайнем случае — уничтожения) вооруженных до зубов жестоких браконьеров, истреблявших слонов и носорогов в огромных родезийских заповедниках, причем самолично участвовал в ее претворении в жизнь «в полевых условиях».

Справка: Любопытно, что основатель британской САС прославленный полковник Дэвид Стирлинг в конце 1980-х годов тесно сотрудничал с частной охранной фирмой «КАС Энтерпрайзис Лимитед», которая вербовала бывших оперативников САС и прочих военных профессионалов в отставке для пресечения деятельности охотников за слоновой костью и подобных им бандитов на полыхавшем в огне войны Юго-Востоке Анголы.

И вот теперь Сэйвори предлагал проэкспериментировать с обученными и подготовленными к войне следопытами, которые должны были быстро реагировать на любой инцидент, связанный с действиями уже не браконьеров, а террористов, либо как минимум на их явное присутс¬твие в определенной местности.



Все мы неоднократно читали об искусных следопытах из разных стран мира. Русские казаки, сибирские таежники, американские индейцы не только ловко выслеживали добычу на охоте, но и постоянно воевали, а также помогали правительственным службам безопасности поддерживать законность и порядок. В австралийской полиции, например, с XIX века и до сих пор служат следопыты-аборигены, а британцы активно использовали следопытов из принадлежащего к даякской этнической группе племени ибан во время войны против террористов в Малайе (1947—1962 гг.).

В данном же случае именно Сэйвори принадлежит огромная заслуга в том, что родезийцы сумели трансформировать искусство африканских следопытов и охотников в вид военной науки и уничтожили на основе своих строго научных разработок множество боевиков, совершенно не подозревавших о том, что следы в буше их обутых в кубинские или китайские армейские башмаки ног являются прекрасной путеводной нитью для беспощадных и хладнокровных охотников на двуногую дичь. Сэйвори был всегда убежден в том, что хороший солдат, твердо освоивший навыки тактического маневра в бою, действий в засаде и в составе патруля, является превосходным человеческим материалом для превращения его еще и в квалифицированного следопыта - путем усиленной и очень специфической подготовки.



Назначенный правительством руководить курсами по подготовке военных следопытов на основе опыта африканских охотников и проводников, Сэйвори отобрал курсантов для испытательной группы (всего 8 человек) из рядов родезийской САС: он считал, что именно коммандос в наибольшей степени обладают необходимым потенциалом, чтобы твердо усвоить его уроки жизни в саванне и джунглях. Все вместе они отправились в долину Сабье (близ границы с Мозамбиком), где разместились в заранее оборудованном лагере. По обязательному условию их строгого наставника жизнь курсантов была абсолютно спартанской. Сэйвори, не теряя ни дня впустую, подверг десантников тяжелым и суровым испытаниям, чтобы они полностью соответствовали разработанным им лично высоким стандартам. Восемь недель кряду он не давал снецназовцам передышки и муштровал их в полевых условиях, уча всему, что узнал за долгие годы опасных странствий по бушу, горам и джунглям Юго-Восточной Африки. Затем последовали две недели относительного отдыха в близлежащем городке, и — вновь восемь недель изнурительных тренировок в буше. Сэйвори выпустил первую группу курсантов, совершенно уверенный в том, что «вылепил» из них действительно классных специалистов-следопытов, столь нужных Родезии для грядущей войны. И сделал он это как нельзя вовремя.

Война грянула 28 апреля 1966 года. В этот день в Родезию из Замбии было заброшено 70 боевиков, разбитых на три группы. Один отряд, состоявший из боевиков Африканской национально-освободительной армии Зимбабве (вооруженное крыло ЗАНУ) и Африканского национального конгресса ЮАР, вступил в бой с подразделением британской южно-африканской полиции (БЮАП — так со времен колонизации и до 1980 г. называлась полиция Родезии), поддержанным местными резервистами-полицейскими и вертолетами ВВС Родезии, в местечке Синойя, что находится в национальном парке Уонки (северо-запад страны). Боевики были хорошо вооружены, обучены квалифицированными специалистами по ведению революционной партизанской войны в особых лагерях в Китае и к тому же подкованы идеологически. Столкновение при Синойе завершилось полным разгромом банды мятежников (семеро из них уничтожены, 33 схвачены, при этом с родезийской стороны никто не погиб, только несколько человек получили серьезные ранения). Тем не менее в этот знаменательный день родезийцы допустили ряд грубых просчетов, и в бою они действовали на удивление бестолково. В Солсбери быстро извлекли уроки из случившегося. Так, стало очевидно, что, во-первых, приоритет в войне с повстанцами должен быть отдан не БЮАП, а армии (официально называвшейся «Силы безопасности Родезии»), ибо, как ни крути, но полицейский все-таки не солдат; а во-вторых, что войскам жизненно необходимо иметь штатных специалистов, обученных выслеживать боевиков, точно определять местонахождение партизанских отрядов и т.п. Итак, командование решило организовать в рядах сухопутных войск подразделение боевых следопытов, придав ему постоянный характер.

Сэйвори, разумеется, был тут как тут. Не желая ссориться с командирами тех или иных армейских частей, которые стали всерьез опасаться, как бы знаменитый рейнджер не переманил к себе их лучших ребят, он начал комплектовать личный состав ПБС из людей штатских, имевших тем не менее подходящий для службы в данном спецотряде жизненный и профессиональный опыт. Так как Сэйвори несколько лет проработал в родезийском охотничьем департаменте, то неудивительно, что обратился он прежде всего к своим бывшим коллегам, предложив им переходить на военную службу. За несколько месяцев из десятков кандидатов он отобрал 12 превосходных знатоков африканского буша, которые заодно являлись меткими стрелками и имели за плечами стаж службы в армии или полиции. Так появилось на свет подразделение боевых следопытов сил безопасности Родезии. Первоначальная методика, по которой в 1965 г. прошли обучение восемь десантников из САС, была значительно усовершенствована благодаря богатейшему опыту выживания в условиях дикой природы Южной Африки, привнесенному в ПБС первой дюжиной его бойцов. Сама программа тренировок и занятий стала, несомненно, более суровой, жестокой, изощренной и целенаправленной. Прежде всего было освоено упражнение по выслеживанию друг друга: один солдат шел по следу сослуживца, потом они менялись ролями, расстояние же поиска постоянно увеличивалось.



Много времени уделялось походам по джунглям, при этом дополнительно велись занятия по инстинктивной стрельбе и по правильному применению в случае необходимости условных и безусловных рефлексов. Особый упор делался на обучение бесшумному передвижению по лесу, саванне и бушу. В качестве средства связи бойцы использовали только сигналы рукой. Еще они научились ловко применять специальные свистки собаководов: ими свистели таким образом, что издаваемый тихий звук очень походил на жужжание одного местного жука, и то, что это свистит человек, было понятно толь¬ко «своему», а «чужой» проходил мимо, ничего особенного не замечая. Как только каждый боец ПБС прочно закреплял навыки действий следопыта в индивидуальном порядке, Сэйвори переходил к следующей стадии обучения — коллективной работе. Для этого образовывались три группы, каждая — в составе четырех человек: контролер, основной, правофланговый и левофланговый следопыты. Отправляясь на задание, три следопыта группировались в виде латинской буквы V: левофланговый и правофланговый располагались немного впереди и сбоку, подстраховывая и прикрывая в случае необходимости основного, который, собственно говоря, и шел по следу, сконцентрировав на нем все свое внимание. Контролер находился позади своих товарищей, и в его задачу входило координировать действия членов группы и контролировать их передвижение. Все бойцы ПБС обучались работать во всех четырех ролях. Кроме того, дабы избежать рутины и привыкания к стилю, манерам и характеру одних и тех же сослуживцев, состав каждой группы подвергался периодическим ротациям. Одно из самых эффективных и полезных упражнений состояло в том, что группа «беглецов» совершала весьма длительный переход по бушу и, вооруженная рогатками, устраивала засаду на группу «преследователей» (с аналогичным вооружением), шедшую за ней по следу. Выполняя данное задание, бойцы, с одной стороны, учились определять вероятные места засад противника, а с другой — сами правильно устраивать засады и умело маскироваться.

Справка: Некоторые методики подготовки государственных инспекторов заимствованные у "Скаутов Селуса", как показала практика работают прекрасно.



Болезненные же синяки от попаданий камней из рогаток прекрасно отучали их от малейшей беспечности при выполнении боевого задания. С каждой неделей расстояние поиска увеличивалось все больше и больше, в конце концов курсанты, приобретшие столь необходимую для своей службы выносливость мула, могли идти по следу несколько суток кряду, не испытывая особых затруднений и делая лишь краткие привалы. Предпоследним этапом программы стало обучение солдат способам скрывать и заметать свои следы, всячески запутывать противника, избегать обнаружения и надежно прятаться в буше.

Последним тактическим упражнени¬ем было соревнование между всеми тремя группами следопытов. Каждому бойцу (одетому, кстати, в обычную форму, состоявшую из шорт, рубахи, широкополой шляпы и армейских башмаков с высоким берцем) выдавался крайне скудный паек (четыре пакетика с чаем и чуть больше ста граммов рисовой крупы в мешочке; воду надо был найти самостоятельно). Каждой группе вручалось несколько топографических карт окружающей местности, на которых намечались примерные марш¬руты движения всех групп, причем так, чтобы они несколько раз пересекались. Общая продолжительность маневров составляла 7 суток, но на практике справлялись за меньший срок. По условию игры одна группа должна была найти и обезвредить две остальные; при этом если одной группе удавалось «уничтожить» («захватить в плен») соперников, то победители могли забрать у побежденных все что угодно. Поэтому следившие за ходом учений Сэйвори и важные чины из Солсбери пару раз стали свидетелями не совсем обычной для Африки картины, когда «бледнолицые братья» в совершенно голом виде, раздосадованные и расстроенные, брели по бушу, пытаясь отыскать хоть что-нибудь из своего обмундирования.



Кстати, во время этой последней фазы подготовки использовались уже не рогатки, а винтовки с боевыми патронами, дабы приучить курсантов к суровым реалиям настоящей войны. После окончания курса обучения первые 12 бойцов ПБС были переведены в активный резерв. Они разъехались по домам, вернулись на службу в охотничий департамент и стали терпеливо ждать, когда стране понадобятся их высокий профессионализм, отточенное мастерство и уникальные познания. Ждать им пришлось недолго. Впервые подразделение боевых следопытов приняло участие в операции по обезвреживанию террористов уже в 1967 году.

Р.S.Все больше убеждаюсь военная тактика и стратегия при подготовке оперативных групп имеет место быть. Именно на эти моменты и жалуются наши постоянные оппоненты и "пациенты". Значит, верной дорогой идем...

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments