artur_murza-han (artur_murzahan) wrote,
artur_murza-han
artur_murzahan

Теперь Байкал будут эксплуатировать «на всю катушку»

Я обрадовался, узнав из СМИ о том, что съемочная группа отправилась на Ольхон готовить репортаж для прямой линии с Президентом. Наконец-то! Ведь этот остров уже давно превратился в «болевую точку» Байкала, место, где наиболее сконцентрированы и выражены негативные последствия массового туризма. Дальнейшая застройка грозит уничтожить островную природу.

Причем ситуация ухудшается буквально на глазах. За 2 года ручеек китайских туристов превратился в огромный поток. С июня 2017 года на треть возросла пропускная способность паромной переправы. В мае началось строительство в священном Шаманском лесу и одновременно стало известно: значительная часть сакральной территории, покрытой древним лесом, продана и подлежит застройке.

Но все вышеперечисленное осталось за рамками телерепортажа. Остров был выбран просто из-за своей живописности. Самые же насущные проблемы местных жителей – чрезмерные природоохранные ограничения. «Нормы федерального закона об охране озера Байкал ущемляют их права».

Виктор, житель Ольхона: "Дорога от парома у нас отвратительная, считайте. ее нет. Машины с нее съезжают, это убивает растительность вокруг дороги. Начальство наше прилетает только на вертолетах, они дорогу не видят. Проблемы и с водой, в чайнике накипь в два пальца. У нас на острове сделали заказник, обещали нам золотые горы, что права наши ущемлять не будут. В результате в лес нельзя, скотину нельзя — вплоть до арестов доходит».

Что я бы на это мог ответить? Ни режим водоохраной зоны Байкала, ни национальный парк не могут препятствовать строительству в посёлке Хужир водонапорной башни. Виновных в её отсутствии надо искать среди чиновников, а не сваливать с больной головы на здоровую.

«В лес нельзя?».

d335165406c53ad7b9000a4bec023ed7.jpg

В заповедной зоне Ольхона. 2016 г.

Леса Ольхона, включая и участок заповедной зоны Прибайкальского национального парка (ПНП), покрыты густой сетью наезженных дорог и нахоженных троп. Летом везде можно встретить людей, осенью подчистую выбирается брусника. Режим заповедного участка на острове существует лишь на бумаге. Весной 2016 года руководитель Островного лесничества ПНП обещала превратить его из фикции в реальность. Но вскоре она уволились, сменился и директор ООПТ. Может быть, местный житель имел ввиду, что нельзя в лес с бензопилой и лесовозом? Некоторым и это удается проделывать.

И почему же это «скотину нельзя»? Почти все степные земли острова имеют статус с/х назначения и включены в национальный парк без изъятия из хозяйственного использования. На них разрешается традиционное сельское хозяйство. А именно – скотоводство. Я много лет проработал в ПНП в качестве зама по науке и никогда не отказывал в согласовании создания скотоводческих фермерских хозяйств. Если в этом вопросе на острове есть конфликты, то их на 100% можно решить в рамках действующего законодательства. Реликтовые степи Ольхона даже нуждаются в выпасе, ведь как минимум две тысячи лет они использовались скотоводами. Нынешняя пастбищная нагрузка многократно слабее той, что существовала в «колхозный период».

a7f260b5049321e1fa987c60260d9aa5.jpg

В последние годы ольхонские фермеры успешно разводят яков.

Что касается дороги от парома до Хужира. Знаю её с 1981 года, много лет она поддерживалась во вполне приемлемом состоянии. Но в последние годы оказалась фактически заброшенной, превратилась в «стиральную доску». Итог – все ездят по наезженным в степи проселкам, губя степь. Такое впечатление, что специализированные структуры специально перестали ремонтировать дорогу. В надежде, что благодаря всеобщему недовольству будет разрешено строительство асфальтированной дороги (и создание сопутствующих ей карьеров и производств). Чему сейчас мешают законы об ООПТ и охране Байкала.

880979e83dfff64eb26d9da9e39c65cc.jpg



Дорога паром –
Хужир, август 2016 г.
Источник фото.

Хотя несравненно более дешевым вариантом было бы осуществление регулярной отсыпки и выравнивания полотна существующей гравийной дороги. Для чего на острове необходимо все лето держать грейдер и др. технику.

Я твердо уверен, что дорожный бизнес, зайдя на Ольхон, не удовлетворится единственной дорогой от парома до п. Хужир. Завершив её, непременно возьмутся и за северную половину острова – от Хужира до мыса Хобой. Большинство туристов стремится побывать на Хобое, но добраться до него можно лишь на внедорожном транспорте. В «высокий» туристический сезон из Хужира на север ежедневно выезжают 100-150 уазиков «таблеток», заполненных отдыхающими. Машины принадлежат местным жителям, они же выступают и в роли гидов.

73d4dec3c9cafcea0b09155386c03dff.jpg

Одно из
популярных туристических мест по дороге на Хобой. 2016 г. Экскурсионные уазики
принадлежат местным жителям.

Сейчас северный
Ольхон доступен лишь для высокопроходимого транспорта. Это благо, причем не
только для природы. Появление хорошей дороги мгновенно спровоцирует 10-20
кратный рост потока автомобилей, пересекающего заповедную зону Прибайкальского
национального парка. Экологические последствия понятны. При этом ещё и
значительная часть населения Хужира лишится основного источника своего
существования – возможности возить туристов на экскурсии к Хобою на своих
уазиках. А вместо нынешних, хоть и недостаточно, но все же организованных
экскурсий, причем с единым «обеденным местом» (перед мысом Хобой),
оборудованным кострищами и беседками, мы получим совершенно неорганизованную
огромную орду на иномарках.

b2247f1f509eda0e0606b0d9f539af2a.jpg

Дорога на м. Хобой. Деревня Песчанка.

Местные жители хотят променять свой заработок от автоэкскурсий на возможность с ветерком гонять по асфальту? Когда север острова станет доступен для всех автомашин, возить на Хобой будет некого. Может быть, хужирцы надеются стать водителями автобусов, развозящих китайских туристов? Напрасно. Этот турпоток наверняка будут обслуживать китайские же гиды и водители.

Кроме того, в видеосюжете с Ольхона ведущий пересказал якобы прозвучавшие от местных жителей жалобы на то, что «водоохранная зона Байкала теперь распространяется на десятки км вглубь». А причем здесь Ольхон? Остров, окруженный байкальскими водами, невозможно исключить из водоохранной зоны.

Тем не менее, выслушав все эти глупости, «Владимир Путин согласился с тем, что закон об охране окружающей среды не должен ограничивать права людей. Он сообщил, что возьмет ситуацию на контроль».

Владимир Путин: "Водоохранная зона должна соответствовать не только статусу и значению Байкала, но и потребностям людей, которые там живут. Нельзя заставлять носить воду за несколько километров, дороги должны быть сделаны. Нужно вносить изменения в действующие правила и законы, которые позволили бы осуществлять согласованную с экологическими организациями хозяйственную деятельность, обеспечивающую цивилизованную жизнедеятельность людей, живущих на этих территориях. Нужно будет внести изменения в эти законы, я для себя это пометил, вместе с вами поработаем. Вместе с экологическими организациями, которые должны следить за тем, чтобы мы здесь не перестарались, но сделать это нужно".

После этих волшебных слов государственный маховик закрутился с удивительной скоростью.

Депутат ГД Николай Николаев в тот же день горячо поддержал все выше озвученные жалобы, включая и выдумку о том, что «нацпарк запрещает выпас домашнего скота, ссылаясь на законодательный запрет». Он «уверен, что баланс интересов природы и населения не только возможен, но необходим».

Депутат Михаил Щапов пошел еще дальше. Какой там еще «баланс»? По его мнению, «президент Владимир Путин расставил приоритеты политики в отношении Байкала: интересы людей должны быть на первом месте». «Надеемся, позиция главы государства сделает политику федерального центра по отношению к жителям прибрежных поселков более человечной».

На следующий день появилась информация о том, что «рабочая группа по подготовке законодательных инициатив, направленных на снятие противоречий между природоохранным режимом на Байкальской природной территории (БПТ) и правами местного населения, будет создана при комитете Государственной Думы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям».

Уже 16 июня в Иркутске прошло первое заседание межфракционной рабочей группы «Байкал». Главная тема обсуждения - проблема, озвученная жителями Ольхона в ходе «Прямой линии» с президентом, заявил депутат Госдумы РФ от Иркутской области Сергей Тен.

7896384dd436a4d80c09cc4e640af564.jpg

Прибрежная земля продается и перепродается. Под разговоры: «живем как в резервации, оформить право на свою землю не можем». Ольхон, 2016 г.

«Вопрос на “Прямой линии” с президентом от жителей Ольхонского района показал, что мы на верном пути. Вопросы, связанные с Байкалом, экологией, излишними требованиями природоохранного законодательства, мы постоянно поднимаем на всех площадках, в том числе региональных». Это истинная правда. Депутат Тен еще в 2014 г. выступал в ГД «за совершенствование регулирования земельных отношений на особо охраняемых природных территориях (ООПТ), которые бы позволили использовать в хозяйственной деятельности земли национальных парков без ущерба для экологии».

Говоря понятным языком, он добивается возможности массовой застройки уникальных природных территорий – в частности реликтовых байкальских степей. По его мнению, возведение особняков, дорог и прочей инфраструктуры ущерба «экологии» не нанесет.

Теперь, после слов Президента РФ, наш депутат имеет все шансы воплотить свои чаяния в жизнь.

Итак, в «Год экологии» запущен процесс ослабления природоохранного режима на Байкале. Как обычно и бывает, сделано это «по просьбам населения». Точнее его подобранных представителей, превратно понимающих влияние экологических ограничений на свою жизнь, до сих пор не знающих на какой же именно ООПТ они проживают (толковали про «заказник»). Их невежественные речи помогли обеспечить крупному бизнесу «зеленый свет» на усиление коммерческого «освоения» Байкала.

По моему мнению, главным, т.е. подчиняющим второстепенные задачи, приоритетом развития центральной экологической зоны Байкала должно быть сохранение уникальной байкальской экосистемы. В неизбежных ситуациях «конфликта интересов» задачи социально-экономического развития и повышения уровня жизни должны отходить на второй план, уступая первое место - сохранению Байкала. В противном случае "развитие" приведет к гибели уникальной природного объекта, называемого Колодцем Планеты.

Именно к этому все и идет. Застраиваются ранее нетронутые территории, как на дрожжах разрастаются прибрежные поселения. Стремительно увеличивается поток туристов, а вместе с ним – объем загрязнений, количество лесных пожаров, рекреационная нагрузка на природные территории. Сокращается биоразнообразие Байкальской котловины, мелководная полоса уже заросла чуждыми водорослями, резко снизились рыбные запасы, гибнут байкальские губки, рачки, моллюски и т.д.

Нам же говорят о "балансе интересов природы и населения". Но подобный баланс недостижим. Одновременно всем - и природе, и людям - не может быть одинаково хорошо. Сохранение природы требует от человека определенного самоограничения.

Законы, прописывающие это самоограничения до сего дня, либо не работали вовсе, либо были явно недостаточны.Вместо «баланса» происходит грубое «перетягивание одеяла». Расплачивается за всё лишь одна сторона – байкальская природа.

Но столь необходимого ужесточения природоохранных норм теперь ждать не приходится. 15 июня 2017 года запущен процесс их дальнейшего ослабления.




Читать подробнее на сайте Активатика

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments